Аркадий Стругацкий,Борис Стругацкий

Трудно быть богом

Boris Vedenskysitat gətirir6 il öncə
Это безнадежно, подумал он. Никаких сил не хватит, чтобы вырвать их из привычного круга забот и представлений. Можно дать им все. Можно поселить их в самых современных спектрогласовых домах и научить их ионным процедурам, и все равно по вечерам они будут собираться на кухне, резаться в карты и ржать над соседом, которого лупит жена. И не будет для них лучшего времяпровождения
Полина Сашинаsitat gətirir3 il öncə
И всегда будут короли, более или менее жестокие, бароны, более или менее дикие, и всегда будет невежественный народ, питающий восхищение к своим угнетателям и ненависть к своему освободителю. И все потому, что раб гораздо лучше понимает своего господина, пусть даже самого жестокого, чем своего освободителя, ибо каждый раб отлично представляет себя на месте господина, но мало кто представляет себя на месте бескорыстного освободителя. Таковы люди, дон Румата, и таков наш мир.
Maxim Budarinsitat gətirir5 il öncə
Психологически почти все они были рабами – рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом – рабом богатства, рабом противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов.
Мария Мельченкоsitat gətirir4 il öncə
Хладнокровное зверство тех, кто режет, и хладнокровная покорность тех, кого режут. Хладнокровие, вот что самое страшное.
Anastasiya Luninasitat gətirir4 il öncə
В концертах и состязаниях поэтов прошлых времен они более всего ценили антракты
Мария Мельченкоsitat gətirir4 il öncə
Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят черные
Olga Ermakovasitat gətirir5 il öncə
– Славный мир,– проговорил Киун.– Веселый мир. Все шутят. И все шутят одинаково.
Boris Vedenskysitat gətirir6 il öncə
И все потому, что раб гораздо лучше понимает своего господина, пусть даже самого жестокого, чем своего освободителя, ибо каждый раб отлично представляет себя на месте господина, но мало кто представляет себя на месте бескорыстного освободителя.
Darya Karbovskayasitat gətirir2 il öncə
Богам спешить некуда, у них впереди вечность…
Anastasiya Luninasitat gətirir4 il öncə
Иногда он думал, как здорово было бы, если бы с планеты исчезли все люди старше десяти лет.
Сидор Битардовsitat gətirir4 il öncə
В темноте мы во власти призраков. Но больше всего я боюсь тьмы, потому что во тьме все становятся одинаково серыми.
Anton Dordzheevsitat gətirir5 il öncə
Зло неистребимо. Никакой человек не способен уменьшить его количество в мире. Он может несколько улучшить свою собственную судьбу, но всегда за счет ухудшения судьбы других.
Екатерина Буянинаsitat gətirir2 il öncə
— Не знаю, — сказал Румата. — Возможно, и прирезали. Ты лучше вот о чем подумай, кузнец. Ты один, как перст, да таких перстов вас в городе тысяч десять.
— Ну? — сказал кузнец.
— Вот и думай, — сердито сказал Румата и пошел дальше.
Черта с два он чего-нибудь надумает. Рано ему еще думать. А казалось бы, чего проще: десять тысяч таких молотобойцев, да в ярости, кого хочешь раздавят в лепешку. Но ярости-то у них как раз еще нет. Один страх. Каждый за себя, один бог за всех.
Александр Пахомовsitat gətirir2 il öncə
Не шутите с терминологией, Антон! Терминологическая путаница влечет за собой опасные последствия
Vladimir Karataevsitat gətirir3 il öncə
Без искусств и общей культуры государство теряет способность к самокритике, принимается поощрять ошибочные тенденции, начинает ежесекундно порождать лицемеров и подонков, развивает в гражданах потребительство и самонадеянность и в конце концов опять-таки становится жертвой более благоразумных соседей.
Юлия Мищенкоsitat gətirir3 il öncə
Мы думали, что это будет вечный бой, яростный и победоносный. Мы считали, что всегда будем сохранять ясные представления о добре и зле, о враге и друге. И мы думали в общем правильно, только многого не учли.
Гарганафтsitat gətirir4 il öncə
ничто не вечно, даже перемены… Мы не знаем законов совершенства, но совершенство рано или поздно достигается.
Nina Volkovasitat gətirir4 il öncə
Психологически почти все они были рабами – рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом – рабом богатства, рабом противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов.
Кирилл Каревsitat gətirir4 il öncə
И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом – рабом богатства, рабом противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов.
Мария Мельченкоsitat gətirir4 il öncə
Трудно быть богом, подумал Румата.
fb2epub
Faylları buraya köçürün, bir dəfəyə 5-ə qədər fayl